Previous   Home   Contents
 
Желудева Светлана Ивановна (29.11.1948 - 17.05.2008)
 
 
  
 

Со Светланой Желудевой у нас параллельная биография. В одном и том же году мы окончили школу, поступили она - в МГУ, я в МИТХТ, в одном и том же году пришли работать в Институт кристаллографии, параллельно защитили кандидатские и докторские, наши дочери ездили в один и тот же пионерлагерь. Но общались мы немного - научные интересы лежали в разных плоскостях.
В должности заместителя директора Института кристаллографии Светлана проявила замечательные качества - компетентность, энергию, женскую эмоциональность, оптимизм. Мое заявление об уходе из Института подписывала она.
В начале 2008 года появилась необходимость встретиться. Я оказался вовлеченным в исследование наночастиц оксида церия. Это - эффективный гаситель свободных радикалов, намного более эффективный, чем известные средства, причем не расходующийся, а восстанавливающий свою активность. Неорганический аналог ферментов. Чудились (и предварительные результаты позволяли на это надеяться) очень широкие перспективы - предотвращение преждевременного старения, болезней Паркинсона и Альцгеймера, защита кожи от облучения (в самом примитивном виде - мази от загара, а вообще и защита от радиационного облучения), и много чего другого. К тому же получение этих наночастиц несложно, препарат дешев, от лабораторной методики до промышленной технологии путь недолог, Образцы CeO2, которые я принес показать Желудевой, вообще имели заводское происхождение.
Вообще-то так в науке не бывает, но так получалось. Но это все были предварительные результаты, и для реализации перспектив требовались широкие и всесторонние исследования. Именно поэтому я стал искать встречи с Желудевой как заместителем руководителя рабочей группы 'Индустрия наносистем и материалов' Федеральной целевой программы Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса Росси на 2007-2012 гг.
Светлана Ивановна была очень занятым человеком, добраться до нее по телефону и договориться о встрече не получалось. В конце апреля я узнал, когда она возвращается из отпуска, и дождался ее утром у входа в ее кабинет в Институте кристаллографии. Светлана вернулась, кажется, из Австрии, где каталась на горных лыжах. Выглядела она прекрасно, никакой 'желтизны глаз' не было в помине. Быстро поняв суть дела, она сказала: 'Ну конечно, я, как и все, хочу жить долго и быть молодой и красивой. Дай мне неделю разобраться с делами, а потом детально поговорим'.
То, что произошло дальше, хорошо известно.
Я полагаю, что Светлану Желудеву убила нанотехнология. Не в примитивном смысле таинственного порошка, присланного по почте. Смертельной оказалась нанотехнология как технология добывания не столько знаний и инноваций, сколько добывания денег. По моему мнению, Светлану убили бешеные деньги, которые родились из разнузданной пиар-компании, абсолютно не соответствующей реальному значению и ценности нанотехнологии для всего общества, а не его отдельных представителей.

См. В.К.Иванов, А.Б.Щербаков, А.В.Усатенко. Успехи химии. Т.78, ? 9, С. 924-941.

Кристаллография. 2008. Т.53. ? 6. С.1151-1152.